• Герасименко
    Иван Алексеевич


Дата рождения: 1921
Место рождения: Белгородская обл., р.п. Чернянка
Наименование награды: Орден Отечественной войны I степени
Номер документа: 177
Дата документа: 06.11.1985
Автор документа: Министр обороны СССР


Воспоминания

 участника Великой Отечественной войны, бывшего начальника штаба 44 стрелкового полка, подполковника в отставке

Герасименко Ивана Алексеевича

В декабре 1941 года при контрнаступлении наших войск в Московской битве я получил два осколочных ранения в одном бою. После непродолжительного лечения в госпитале, в январе 1942 года был направлен в 44 стрелковый полк 42 стрелковой дивизии, находившийся в это время на формировании в городе Вольск Саратовской области, и в его составе прошел боевой путь от города Юхнов Калужской области до предместий Варшавы.
Мне довелось воевать в полку, личный состав которого уже неоднократно отличался в боях за нашу Родину. В 1939-1940 годах он успешно вёл бои на Советско-финской границе. В первые дни Великой Отечественной войны его воины одними из первых приняли удар немецких полчищ на нашей западной границе и покрыли себя неувядаемой славой как защитники Брестской крепости.
О героических подвигах воинов 44 стрелкового полка, оборонявших Брестскую крепость под командованием Героя Советского Союза майора Гаврилова П.М., знают многие. Но не все знают о том, что боевой путь полка не закончился в первые дни войны. Случилось так, что его подразделениям снова пришлось вступить на Белорусскую землю на завершающем этапе войны и выполнить священный долг перед Родиной по изгнанию оккупантов за пределы нашей страны, а также оказанию помощи народам Европы в избавлении от фашистского ига, что не довелось совершить воинам, павшим смертью храбрых при защите легендарной крепости.
Много сил и энергии, отваги и героизма проявили воины полка в нас­тупательных и оборонительных боях в составе Западного и 2-го Белорусского фронтов, особенно при освобождении смежных областей России и Белоруссии. За успешные действия при освобождении Смоленской области, и её областного центра наша 42 стрелковая дивизия удостоена почетного наименования «Смоленской».
Наиболее значительным событием в боевой деятельности полка явилось участие его в одной из крупнейших операций 1944 года – Белорусской, под кодовым условным названием «Багратион», в результате которой была полностью разгромлена 4 немецкая армия группы "Центр" и избавлен от фашистской неволи Белорусский народ.
Основной удар по врагу летом 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования решила нанести в Белоруссии, огромная территория которой имела большое оперативно-стратегическое значение для обеих сторон.
Стремясь удержать Белоруссию, германское командование использовало для этого группу армий «Центр» и фланговые соединения соседних групп армий. Хотя фашистское командование и считало, что главные военные события летом 1944 года развернуться на юго-западном направлении, оно, тем не менее, большое внимание уделяло белорусскому району боевых действий, создав здесь сильную эшелонированную оборону глубиной до 250-270 км. Многие города были превращены в крепости, в лесах и болотах строились опорные пункты и узлы сопротивления. Здесь было сосредоточено 1 млн. 200 тыс. человек, 3500 орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий, около 1350 самолетов.
Особые надежды противник возлагал на такие водные рубежи, как реки Днепр, Березина, Неман, Нарев и другие. По данным разведки на правом берегу Днепра немцы пытались оказать нашим наступающим войскам отчаянное сопротивление. Главным бастионом их обороны на этом рубеже являлся город Могилёв, заранее превращенный в крепость.
Поэтому при подготовке к предстоявшим боям больше внимание со стороны командования полка, партийно-политического аппарата уделялось вопросам обучения личного состава подразделений способам преодоления водных преград с ходу, форсирования их в быстром темпе на подручных средствах и вплавь, ведения боевых действий в лесисто-болотистой местности, как днем, так и ночью. Затраченный при этом огромный и напряженный труд командиров и политработников, сержантов и солдат оправдал себя и обеспечил успешное выполнение поставленных задач.
Перед началом операции "Багратион" наш полк находился в резерве командира 69 стрелкового корпуса, наступавшего в полосе 49 армии 2-го Белорусского фронта на направлении главного удара.
Утром 23 июня 1944 года, после мощной артиллерийской и авиационной подготовки, начали наступление дивизии первого эшелона корпуса, в том числе и наша 42 стрелковая дивизия, встретив сильное сопротивление противника на рубеже реки Проня, наступавшие части и подразделения завязали упорные бои по прорыву его долговременной обороны. Около двух суток они вели ожесточенные сражения за каждую траншею главной полосы обороны немцев, стремясь скорее выйти к Днепру,
25 июня 1944 года полк, следуя в предбоевых порядках на правом фланге корпуса, получил сложную и ответственную задачу, о которой так вспоминал командир 69 стрелкового корпуса, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Мультан Н.Н.: «Во второй половине дня 25 июня сложилась такая обстановка, которая давала возможность корпусу выполнить поставленную задачу: выйти к Днепру и захватить плацдарм на его западном берегу в районе села Добрейка (Шкловский район Могилёвской области). Но это могли сделать только введенные в бой свежие силы, которые стремительными действиями смогли бы преодолеть большое расстояние, выйти к Днепру и захватить плацдарм. Для выполнения этой важной и ответственной задачи был введен 44 стрелковый полк, командиром которого был В.К.Андрющенко – смелый, решительный, инициативный и тактически грамотный офицер».
К словам своего командира добавлю, что личный состав полка был неплохо подготовлен для выполнения поставленной задачи и горел желанием первым форсировать эту большую водную преграду.
Введенный в бой на правом фланге дивизии, полк во второй половине дня 25 июня силами 3-го стрелкового батальона отбросил группу противника, прикрывавшую деревню Громаки, и обходными манёврами, не ввязываясь в затяжные бои, ночью стремительно вышел к шоссе Могилев – Орша и уже к 4 часам утра 26 июня закрепился на нём двумя батальонами в районе деревни Плещицы, прикрыв правый фланг дивизии и корпуса, а первым батальоном под командованием Ватолина И.К. продолжал стремительное продвижение вперёд и к 6 часам вышел к реке Днепр восточнее Добрейка.
Насколько сложной, трудной и ответственной была эта задача свидетельствует тот факт, что за вечер и короткую ночь с 25 на 26 июня, полк, ведя параллельное преследование отходящего противника, не имея достаточного количества средств передвижения, преодолел в лесисто-болотистой местности расстояние почти в 30 км (!). 0б этом боевом эпизоде политотдел дивизии писал: «На рассвете 26 июня бойцы 44 стрелкового полка, хотя и физически уставшие, но бодрые духом, горели, желанием быстрее овладеть западным берегом реки Днепр. Радость бойцов, увидевших Днепр, была безграничной.
Желание каждого воина первым форсировать эту славную реку было действительно огромным, а радость – безграничной и долгожданной. Поэтому и неудивительно, что увидев водную преграду, многие бойцы, не ожидая команды и не обращая внимания на действия противника, по собственной инициативе начали искать подручные средства, быстро готовить из них примитивные плоты (в основном для переправы оружия и боеприпасов) и приступили к форсированию реки. Отдельные смельчаки бросились в воду и стали преодолевать реку вплавь.
К нашему счастью противник видимо, никак не ожидал столь быстрого и внезапного появления здесь подразделений полка и поэтому не оказал существенного сопротивления в начале форсирования реки. Скрытному подходу к ней также способствовал утренний туман, дымкой застилавший её берега. Позже, через 30-40 минут, гитлеровцы спохватились и организовали яростное сопротивление на заранее подготовленных для обороны Днепра позициях. Но было уже поздно. Первая группа численностью около 15 человек во главе со старшим лейтенантом Козыревым Федором Васильевичем быстро преодолела водный рубеж и прочно закрепилась на противоположном берегу.
Менее чем через час, но уже под ружейно-пулеметным огнем противника, на подручных средствах переправилась вторая группа стрелков и автоматчиков в количестве более 20 человек и с ней комбат Ватолин И.К.
Выбив с южной окраины села Добрейка до взвода немецких автоматчиков, наши воины с ходу овладели траншеями противника на скатах рядом находившейся небольшой высоты и закрепились в них.
Развернувшаяся к этому времени на огневых позициях полковая артиллерия с восточного берега начала эффективно поддерживать действия переплавившихся подразделений.
Противник неоднократно предпринимал попытки сбросить в реку быстро нараставшие наши силы, но безуспешно. Жаркие схватки, доходившие до рукопашной, всё больше разгорались.
Вскоре начала активно действовать наша авиация. Штурмуя оборону противника и нанося бомбовые удары по районам расположения его резервов, она наносила большие потери в живой силе и технике, успешно содействовала нашим подразделениям в выполнении боевой задачи.
К 12 часам дня первый батальон уже прочно удерживал захваченный им небольшой плацдарм, что дало возможность остальным силам полка к исходу 26 июня завершить переправу и выйти на рубеж дороги Могилев – Шклов в 1 км западнее реки, лишив противника важной для него рокадной магистрали. К этому времени в бой за удержание плацдарма были введены все боевые подразделения полка и артиллерия.
Но противнику все же удалось подтянуть к участку форсирования реки свои резервы, усиленные танками и самоходными орудиями. За короткое время он предпринял несколько контратак, поддерживаемых авиацией. Бой за плацдарм нарастал с большим напряжением и продолжался до конца дня 27 июня.
Несмотря на резко возросшие потери в личном составе, наши подразделения выдержали натиск превосходящих сил врага, удержали плацдарм, и выиграли время для обеспечения ввода подвижной группы армии и успешного её действия по охвату с северо-запада могилёвской группировки противника, а также упреждающего выхода на новый, очень важный рубеж по реке Березина.
Насколько ожесточенными были бои за захват и удержание плацдарма свидетельствует тот факт, что только за два дня (26 и 27 июня) полк не досчитал 62 (!) своих боевых товарища, а раненых было в два раза больше. Смертью Героя пали командир роты Козырев Федор Васильевич из Ивановской области, парторг роты старший сержант Осипов Иван Степанович – горьковчанин, рядовой Александров Петр Васильевич – из Донбасса, старший сержант Новожилов П.М. – из Уссурийска, рядовой Кривошеев П.Ф. из Смоленской области и другие.
Об одном из погибших в эти дни коммунисте Осипове И.С. писала наша армейская газета "Сталинец" в статье: "Кто погиб за Днепр – будет жить века:" Захваченный частями дивизия плацдарм на западном берегу реки Днепр имел важное значение в Могилёвекой операции. В ознаменование боевых заслуг при выполнении этой задачи нашему 44 стрелковому полку было присвоено почетное наименование – «Верхнеднепровский». Многие воины полка были удостоены высоких Правительственных наград, а его 25-летнему командиру – майору Андрющенко Владимиру Кузьмичу и командиру взвода разведки лейтенанту Пичугину Дмитрию Николаевич было присвоено высокое звание Героев Советского Союза. Награждены были также командир первого батальона Ватолин Илья Кузьмич – орденом «Александра Невского», комсорг полка – Минаков Михаил Яковлевич – орденом Отечественной войны II степени и многие другие. Участниками этих событий были и многие наши земляки – белгородцы: Некрасов Николай Михайлович и Каребин Григорий Прохорович из села Савенково Чернянского района.
Не менее тяжелыми были последующие бои за освобождение Белоруссии и её столицы – города Минск, бои с форсированием рек Березина, Неман, Нарев и др. Всё это этапы боевого пути, длиною около 600 км, каждый рубеж которого требовал от нас, воинов полка, неимоверных усилий, физического напряжения и самоотверженности.
За успехи в боях по освобождению Белорусской земли от гитлеровской нечисти и выход к Государственной границе СССР полк был награжден орденом Суворова III степени. Наш командир полка Герой Советского Союза Андрющенко В.К. также был удостоен ордена Суворова III степени, в числе награжденных за Белорусскую операцию мне также были вручены ордена Красной звезды (за бои на Днепре) и Отечественной войны I степени (на завершающем этапе операции).
Жаль, очень жаль и обидно за тех боевых товарищей, Героев сражения за Днепр и другие рубежи нашей Родины, которые не успели испытать радость Победы и навсегда остались лежать в земле Смоленской, Белорусской, Польской и других. Память о них сохраняют для растущих поколений написанные книги, созданные киноленты, оставшиеся в живых седые ветераны войны, да многие братские могилы и обелиски на их боевом пути войсковых частей наших Вооруженных Сил, таким был наш обыкновенный стрелковый полк.
Как исполин величавый гордо стоит на берегу Днепра в Белоруссии обелиск воинам 42 Смоленской, Краснознамённой, орденов Суворова и Кутузова стрелковой дивизии, которые первыми в 69 стрелковом корпусе 49 армии 2 Белорусского фронта форсировали эту водную преграду. На мраморной доске золотыми буквами начертано: «На этом месте 26.06.44 г. подразделения 42 стрелковой дивизии, под командованием Героя Советского Союза майора Андрющенко В.К., первыми форсировали Днепр и обеспечили переправу частей 69 стрелкового корпуса».
Почти 70 дней продолжалась Белорусская операция. Она явилась выдающимся событием всей Второй мировой войны. Это подтверждается гигантским размахом операции, количеством участвовавших в ней войск, её исключительно важными военно-политическими последствиями.
Наступление охватило огромную территорию – свыше 1000 км по фронту и до 600 км в глубину. В операции с обеих сторон (с учетом прибывших резервов и пополнений) участвовало почти 4 миллиона человек, свыше 60 тысяч орудий и миномётов, 7,5 тысяч танков, более 9 тысяч самолетов.
В ходе боёв советские войска разгромили одну из наиболее сильных вражеских группировок – группу армий "Центр". 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены, а 50 дивизий потеряли более половины своего состава Десятки тысяч немецких «вояк» были захвачены в плен. Это их колонна, численностью в 57600 солдат и офицеров. 17 июля 1944 года под конвоем советских солдат прошла по центральным улицам Москвы. Это было впечатляющее зрелище. Впереди колонны, опустив голову под гневным взглядом москвичей, шли фашистские генералы и офицеры. В своё время эти недобитые гитлеровцы победно промаршировали через многие столицы Европы – Париж и Варшаву, Прагу и Белград, Афины и Амстердам, Брюссель и Копенгаген. Мечтали так пройти и по Москве. И вот они в течение трёх часов шли по Москве её улицам, но не как победители, а как побеждённые.

  • Глеков
    Николай Григорьевич
Дата рождения: 02.02.1919
Место рождения: Курская обл., Чернянский р-н, д. Сл. Чернянка
Дата поступления на службу: 01.09.1939
Воинское звание: рядовой; майор; гв. майор; капитан; гв. капитан
Наименование воинской части: 455 кап, 64 гв. ап 31 гв. ап
Дата окончания службы: 13.08.1946
Награды: Медаль «За взятие Кенигсберга», Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Орден Отечественной войны I степени, Орден Александра Невского, Орден Красного Знамени

Наименование награды: Орден Отечественной войны I степени
Номер документа: 177
Дата документа: 06.11.1985
Автор документа: Министр обороны СССР

Воспоминания

 участника Великой Отечественной войны

Глекова Николая Григорьевича

Николай Григорьевич Глеков родился 2 февраля 1919 года в п.Чернянка Белгородской области.
В 1939 году, после окончания Новооскольского техникума механизации сельского хозяйства, поступил во 2-е Ленинградское Краснознаменское артиллерийское училище, которое окончил в мае 1941 года.
С боями прошел от западной границы до Москвы и обратно до Восточной Пруссии. Участник сражений начального периода войны, обороны Москвы, освобождения Белоруссии, Литвы, штурма Кенигсберга. Боевой путь Н.Г. Глеков начал лейтенантом, командиром огневого взвода, а закончил в должности командира артдивизиона. Был трижды ранен и контужен.
Уволен в запас в 1946 году. Вернувшись домой, более 50 лет трудился в сельском хозяйстве, на предприятиях района.
Подполковник в отставке. Награжден двумя орденами Отечественной войны I степени, орденами Красного Знамени и Александра Невского, медалями.
Войну Н.Г. Глеков встретил 22 июня 1941 года в Южном военном городке Брестской крепости, в полутора километрах от главной цитадели, куда его 455 артиллерийский полк был направлен для учений.
"Ночевали в палатках, – вспоминает Н.Г. Глеков. Тяжелые орудия калибра 152-мм с тягачами стояли здесь же, в парке.
На границе было неспокойно. Часто вблизи расположения частей были замечены гражданские лица.
При их задержании оказывалось, что это разведчики. Были и переодетые солдаты немецкой армии. Это настораживало.
На одном из совещаний в середине июня 1941 года командир полка майор Королев К.И. сказал, что воевать с немцами придется, и очень скоро. В такой обстановке мы встретили утро 22 июня 1941 года. На рассвете в 3 часа 15 мин по всему Западному, и, в первую очередь, Брестскому направлению обрушилась артиллерийская канонада. С воздуха бомбила авиация.
По всей границе стоял неимоверный грохот. От разрывов бомб в расположении полка было много убитых и раненых, но, несмотря на огненный смерч, все орудия были вывезены...
Отойдя от Бреста на 1,5-2 км, 2-й дивизион занял огневые позиции, оседлав шоссе Брест-Пинск. Орудия были поставлены на прямую наводку, снарядов было мало: по 8-10 на орудие.
И вот в 10 часов утра по шоссе на восток двинулась немецкая механизированная колонна. Надо было иметь стальные нервы, чтобы не дрогнуть, не струсить и дать первый открытый бой.
Колонна подходила все ближе и ближе. До огневой позиции оставалось 300-400 метров. Тогда по команде командира дивизиона орудия открыли огонь.
Головной танк с подбитой гусеницей закружился на месте, преградив путь остальным. Десятки машин горели от прямых попаданий снарядов. Но и дивизион понес потери. К вечеру бой утих.
Уходят годы, но я никогда не забуду первый, самый страшный день войны, первые выстрелы по врагу, изуродованные орудия и тягачи, трупы наших однополчан. Ведь мы не успели даже их захоронить.
Мне не забыть, как мы тащили по проселочным дорогам еще уцелевшие орудия без снарядов, как командир полка отдал приказ утопить их в пинских болотах, дабы они не достались врагу, и со знаменем 455 ККАП мы вышли из окружения.
Получив новую материальную часть и пополнив личный состав, полк прошел славный боевой путь, на его базе была сформирована 136-я артиллерийская бригада, которая участвовала во взятии Берлина и штурме рейхстага.
Право участвовать в Параде Победы я до сих пор расцениваю как самую высокую награду Родины.
После строгого отбора 3-5 офицеров и солдат от полков направлялись для участия в параде в столицу. Долго и упорно занимались репетицией. 15 июня всем участникам были вручены только что учрежденные медали «За победу над Германией». Как проходил парад, все мы хорошо знаем по кадрам кинохроники. Как сейчас помню свое место в строю, непередаваемый восторг и подъем, с которыми мы шли под знаменами своих соединений мимо Мавзолея и гостевых трибун, откуда нас приветствовали Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин, руководители государства и прославленные военачальники.
В завершение парада к подножью Мавзолея Ленина были брошены знамена поверженных фашистских частей, что символизировало окончательную победу нашего народа над захватчиками.
Память навсегда сохранила тот восторженный прием, который нам оказывали повсеместно москвичи. На улицах нас буквально забрасывали цветами, мы шли по живому цветочному ковру. Люди ликовали, приветствовали нас возгласами: «Слава победителям!», старались пожать нам руки, обнять, угостить... У многих из нас на глазах были слезы...

  • Голованев
    Иван Никитович

Биография

Голованев Иван Никитович родился в 1924 году в с. Александровка Курской области (ныне Чернянский район Белгородской области). Окончив начальную школу в селе Александровка, попытался продолжить учебу в с. Волотово, школу пришлось оставить и начать работать в колхозе. В это время были организованы курсы при Сукмановской МТС, на которых обучали подростков со всех близлежащих сел тракторному делу. После окончания курсов трактористов райвоенкомат направил Ивана Голованева в г. Щигры Курской области в горное училище для получения профессии мастера-крепильщика, на которых он проучился до ноября 1941 года. Шла война, приближался фронт, учебу пришлось оставить и вернуться домой в Александровку. Сел за трактор и стал снова работать в колхозе. Работа на тракторе закончилась 4 июля 1942 года, т.к. немцы оккупировали село Александровку. В оккупации наше село находилось до 18 января 1943 года. После освобождения Иван Никитович был призван в ряды Красной Армии.
В памяти Голованёва Ивана Никитовича отчетливо сохранились многие детали суровой военной поры. 2 апреля 1943 года он получил повестку из райвоенкомата. Группу призывников направили на учебу в село Сидоровка Орловской области в учебную роту для получения навыков в военном деле. Отдельная учебная рота располагалась в семи километрах от линии фронта. По окончании курсов и получения звания сержанта пулеметного расчета, а спустя десять дней за мужество и стойкость, проявленные в боях с фашистами на Курской дуге, был назначен командиром пулеметного взвода.
Будучи командиром пулеметного взвода, нес ответственность за вверенных бойцов-товарищей, а также за участок, который надо было защищать от врага. С этой задачей подразделение пулеметчиков, которым командовал командир Иван Никитович Голованев, справилось.
В боях на Курской дуге в районе поселка Поныри, под Дмитриевском, а также под городом Кромы Орловской области пулеметчики под командованием И. Н. Голованева успешно отражали бешеный натиск фашистских головорезов. Пулеметчику Ивану Никитовичу Голованеву и его взводу приходилось до десяти атак пехоты немцев отбивать за световой день, а утром все начиналось сначала.
Мужество и стойкость наших солдат не позволили немцам сломить сопротивление отважных пулеметчиков. Они продолжали косить фашистских извергов, отсекая пехоту немцев от танков. Немцы понесли огромные потери и не сумели оттеснить наших солдат в районе Понырей. Иван Голованев в тех боях многому научился и долгое время не мог свыкнуться с тем, что потерял своих товарищей по оружию в тех жестоких боях под Понырями. Враг не прошел, а наши солдаты начали наступление и успешно продвигались вперед – на запад!
Командование неоднократно отмечало их героические действия. Воинская часть, в которой служил пулеметчик Иван Голованев, успешно продвигалась на запад. Под Черниговом 18 сентября 1943 года он был тяжело ранен. А 20 сентября Голованеву исполнилось 19 лет. Его отправили в глубокий тыл, в Удмуртию, в поселок Комбарка со сквозным осколочным ранением тазобедренного сустава.
Эшелон с раненными бойцами много раз бомбили фашистские стервятники, много людей погибло при бомбежке. Судьба пощадила Ивана, и он оказался в госпитале. Лечение было долгим и мучительным. Были три операции, заражение крови, но благодаря опытным врачам выжил и 8 сентября 1944 года вернулся домой в Александровку.
За участие в военных действиях был отмечен орденом Отечественной войны I степени, медалью «За отвагу», юбилейными медалями.

Воинское звание: сержант
Кто наградил: Президиум ВС СССР
Наименование награды: Медаль «За отвагу»
Дата документа: 07.05.1970

Наименование награды: Орден Отечественной войны I степени
Дата документа: 06.04.1985
Автор документа: Министр обороны СССР

  • Голованев
    Николай Федорович
Дата рождения: 23.02.1922
Место рождения: Курская обл., Чернянский р-н, х. Малый
Дата поступления на службу: 29.12.1939
Место призыва  Чернянский РВК, Курская обл., Чернянский р-н
 Дата призыва: 29.12.1939
 Воинское звание: лейтенант; гв. лейтенант; ст. лейтенант
 Воинская часть:
17 гвардейский кавалерийский полк 5 гвардейской кавалерийской дивизии
13 минометный полк

Воинское звание: ст. лейтенант
Кто наградил: 43 минбр
Наименование награды: Орден Красной Звезды
Номер документа: 12/н
Дата документа: 15.04.1944

Воинское звание: ст. лейтенант
Кто наградил: 43 минбр РГК
Наименование награды: Орден Красной Звезды
Номер документа: 19/н
Дата документа: 07.09.1944

Воинское звание: ст. лейтенант
Кто наградил: 3 гв. ад РГК
Наименование награды: Орден Отечественной войны I степени
Номер документа: 27/н
Дата документа: 02.12.1944

Воинское звание: ст. лейтенант
Кто наградил: Президиум ВС СССР
Наименование награды: Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»
Дата документа: 09.05.1945




Воспоминания

 участника Великой Отечественной войны

Голованева Николая Федоровича

 уроженеца х. Малый Большанского сельского поселения

 Чернянского района


…Освобождению райцентра Чернянка и всего района предшествовала успешно проведенная Воронежским фронтом Острогожско-Россошанская операция, начавшаяся 13 января и закончившаяся 27 января 1943 года полным разгромом 13 дивизий противника из состава 2-ой Венгерской и 8-й Итальянской армий, входивших в группу армий «Б» немецко-фашистского Вермахта.
Руководил операцией командующий фронтом генерал-полковник Голиков Филипп Иванович. К выполнению Острогожско-Россошанской операции были привлечены две армии – на юге, с района новая Калитва – Кантемировка – 3-я танковая армия генерала Рыбалко П.С. с приданным ей 7-м Кавкорпусом генерал-майора Борисова М.Д. и на севере, с района Лиски – 40 армия генерала Москаленко К.С. с приданным ей 18-м отдельным стрелковым корпусом при поддержке с воздуха авиачастей 2-ой воздушной армии.
Наступление армий было направлено по сходящимся направлениям с целью окружения противника непосредственно освобождавшая Чернянку 37-ая особая стрелковая бригада, входившая в состав 3-й танковой армии, перешла в наступление 14 января 1943 года с района железной дороги Россошь – Миллерово (50 км южнее Россоши) и наступали в общем направлении с юго-востока на северо-запад через пункты – Красное, Верхососено, Волотово с поворотом на Чернянку – с общей задачей – замкнуть внешнее кольцо окружения и соединиться с частями 18-го стрелкового корпуса 40-й армии в районе Верхососено. Это произошло 24 января на 10-й день наступления. Во второй половине дня 28 января 1943 года передовые части 37-й особой стрелковой бригады, преследуя с боями венгеро-итальянские части, не попавшие в окруженную группировку, вышли на рубеж Новая Масловка – хутор Малый – Бородин и изнуренные двухнедельными боями и переходами по бездорожью, с растянувшимися тылами, остановились в хуторе Малом (Юрьевка – Николаевка), направив без предварительной разведки обоз и некоторые подразделения из охраны и обслуживания непосредственно в Чернянку.
Это явилось роковой ошибкой командования бригады, ибо, именно в Чернянке, противником был оставлен крупный заслон с целью задержать наше стремительное продвижение и дать возможность своим частям оторваться от нашего преследования.
Удар по нашим передовым частям и обозу противником был нанесен с центра Чернянки из шестиствольных минометов перед самой Чернянкой, ниже Долго-Яружского водораздела и производился методически почти всю ночь на 29 января. Пылавшая огнем Красная мельница, освещала всю округу на многие километры, было видно, как днем, что способствовало противнику вести прицельный огонь.
Отступление не попавших в окружение частей противника и наше стремительное их преследование, производилось по единственной грейдерной дороге Становое – Чернянка, в полях же снежный покров местами достигал до 1,5 метров, что не давало возможности продвижению полевыми путями. Надо будет отдать должное оперативности противника в расчистке грейдерной дороги заранее, они видимо, знали о своем поспешном бегстве.
Дорога после ее расчистки представляла собой почти туннель, по бокам которого снежные насыпи доходили до 2-х метров. Этот туннель, в свою очередь, маскировал наши части и защищал от прицельного огня противника. Подошедшие к насыпи железной дороги передовые подразделения вынуждены были тут же залечь редкой цепью, встреченные плотным огнем крупнокалиберных пулеметов, которые вели огонь из амбразур второго этажа маслозавода. Вслед за этим противник открыл методический огонь из навесного оружия термитными снарядами по линии железной дороги, о чем свидетельствовали обгоревшие трупы наших бойцов, которых мне пришлось лично видеть.
Поздним вечером 28 января 1943 года я был вызван в штаб бригады (дом колхозника Глушецкого В.Д.), где заседал совет командования бригады. На этом заседании было решено Чернянку взять фланговым ударом с южной стороны, для чего было выделено 250 человек, наспех укомплектованной отдельной разведроты, полностью снабдив автоматическим оружием и боеприпасами.
Мне, как хорошо знающему местность, была поставлена боевая задача скрытно провести отряд в южную часть Чернянки и фланговым ударом через луг в сторону Красного острова окружить противника в центре слободы и уничтожить.
Балка, идущие от села Долгая Яруга к селу Крупское, скрыла наше ночное продвижение в светлом зареве горящей мельницы, и уже перед рассветом 29 января мы были в селе Крупское, в котором противника уже не было, но дорога до самой Ливенки была полностью заминирована смешанными противотанковыми и пехотными минами, с наспех произведенной маскировкой слежавшимся снегом. Быстро, с осторожностью, мы достигли строений колхоза «Пионер». В зареве пожара нам были видны колонна машин и пехота противника, отступающая на остров в сторону Русской Халани. На перерез им был направлен пулеметный взвод с четырьмя станковыми и ручными пулеметами и двумя ружьями ПТР, который сумел быстро развернуться и открыть активный огонь из всего оружия. Я наступал вместе с остальными взводами вдаль Ливенки, к центру, почти не встречая сопротивления, кроме отдельных автоматчиков, ведущих по нам огонь, чтобы задержать наше продвижение.
Прорыв наступления был стремительным, с ранним рассветом 29 января 1943 года весь наш отряд был уже в самом центре, на площади старого рынка, где со слезами на глазах были встречены жителями райцентра. Неприглядная картина открылась нам с рассветом: догорала Красная мельница, еще чадило здание столовой на новом рынке, догорал пакгауз на железной дороге, кругом оборванные провода связи, обгоревшие трупы наших бойцов вдоль линии железной дороги, трупы убитых и сгоревших машин врага на дамбе в сторону острова. А кругом по всей площади старого рынка, развеваемые ветром, листы приказов и афиш немецких чиновников, выброшенных из столов и сейфов, как не нужный хлам.
 С восходом солнца 29 января 1943 г. начинался рассвет нового дня – рассвет новой жизни, в освобожденной от немецких захватчиков, для меня родной и близкой слободе Чернянка!
  • Головашко
    Семен Федорович
Дата рождения: 1896
Место рождения: Курская обл., Чернянский р-н, Чернянка
Место призыва: Чернянский РВК, Курская обл., Чернянский р-н
Дата поступления на службу: 04.12.1941
Воинское звание: красноармеец
Воинская часть: 176 армейский запасной стрелковый полк
 Награды
 Орден Красной Звезды
Приказ подразделения
№: 473/н от: 08.06.1945
Издан: ВС 6 гв. А

Воспоминания

 участника Великой Отечественной войны

С. Головашко (п.Чернянка)


Осенью 1943 года наша рота связи, входившая в состав 21 Гвардейской Армии, находилась в Невельских лесах, в западном направлении от Великих Лук. В нашей роте было около двадцати комсомольцев. Это были дисциплинированные и уже обстрелянные, хорошо знающие свое дело, связисты. Среди ребят особенно выделялись Андрей Назаров и Василий Парамонов. В любую погоду, под жестоким обстрелом врага, связисты-комсомольцы быстро справлялись с любым заданием по наведению связи. И самые тяжелые условия не были для них помехой.
Однажды наша рота связи по приказу командования вынуждена была сменить свое место расположения. Уложены на двуколке аппараты и кабель, нехитрое армейское хозяйство, ездовые крикнули на лошадей, и все тронулись в путь. Мы, трое связистов – Назаров, Парамонов и я, немного приотстали от своих товарищей. Чтобы догнать их, мы решили сократить путь и выйти на основную; дорогу вдоль глубокой яруги. Пройдя несколько метров, мы вдруг остановились в удивлении: цепляясь за ветки кустарника, росшего по склону длинной яруги, из нее медленно вылезало четыре фашиста. Вначале показались винтовки, торчащие за спинами, а потом и сами их владельцы. В момент, когда последний фашист ступил на ровную площадку и испуганно посмотрел на нас, Андрей Назаров с непостижимой быстротой выхватил из кармана шинели гранату, вставил запал и метнул в неожиданно встреченных врагов. Мы, как по команде, сделали скачок в сторону дороги, упали на землю... Раздался взрыв. Все четыре фашиста, получив по изрядной порции металла, покатились на дно яруги. Ни один из них больше не попытался встать.
О случившемся мы вскоре доложили дежурному роты связи. Конечно, наши друзья искренне радовались за нас и от души тискали в объятиях Андрея Назарова: ведь это он опередил фашистов. Не брось он гранату, все могло бы быть иначе.
Прибыв на место нашей новой стоянки, осмотрелись. С востока на запад, в две линии, тянулись старые, но хорошо сохранившиеся окопы и блиндажи. Часть этих окопов уже заняла пехота, но хватило места и на нашу роту связи.
Несколько дней подряд мы занимались тем, что приводили в порядок катушки и мотки полевого кабеля, проверяли телефонные аппараты, устраняя их дефекты. Враг молчал. С его стороны за всё эти дни не прозвучало ни одного выстрела.
Однако передышка была недолгой. Вскоре над зоной нашей стоянки, на большой высоте медленно пролетел вражеский самолет-разведчик. Часа же через два с западной стороны из лесной чащи выполз громадный танк. Он обстрелял шрапнелью наши окопы и укатил назад. К счастью, эти выстрелы не причинили нам никакого урона.
На другой день опять повторилось то же самое: танк снова выполз из лесной чащи, несколько раз ударил по нашим позициям шрапнелью и тут же убрался восвояси. Фашистская машина стала появляться изо дня в день и уже успела ранить несколько наших пехотинцев в окопах.
Однажды, налаживая точки полевой телефонной связи для будущих наступательных операций, комсомолец Назаров заметил, что к месту, откуда ежедневно показывает свою стальную морду танк, тянется заросшая травой дорога. Рядом с ней была такая же не менее заросшая высоченной травой, канава.
Так по этой же канаве можно добраться до леска, а там положить врагу гостинец, – подумал Андрей Назаров и тут же доложил о своих наблюдениях взводному Тарасову, а тот в свою очередь, командиру роты связи майору Зорникову.
Командир роты согласовал этот вопрос со штабом нашего полка. Вскоре в помощь комсомольцу Назарову был выделен опытный сапер, несколько килограммов взрывчатки.
Под вечер следующего дня, как только вражеский танк, опалив огнем своей пушки наши окопы, отбыл в свою зону комсомолец Назаров и сапер юркнули в старую, заросшую бурьяном канаву и уползли к лесу. Сапер осторожно тащил на себе взрывчатку, Андрей же держал в руках карабин и пехотную лопатку.
Вступив в лесную зону, бойцам быстро нашли широкую колею, набитую широкими гусеницами танка. Чтобы лучше выполнить задуманное, связист и сапер забрались на то место дороги, где не просвечивало солнце. Выкопав на дороге две ямки (одну против другой) бойцы заложили в них взрывчатку, засыпали сухой землей и пылью. Лишнюю землю разбросали по кустам, чтобы ничто не давало знать о том, кто побывал здесь и что уготовил.
Вскоре мы радостно встретили своих друзей, выполнивших ответственное задание, с нетерпением стали ждать нового дня появления стальной вражеской махины.
Следующий же день был для танка последним. Он не успел обстрелять нашу позицию. В чаще, откуда должен был появиться танк, раздался страшной силы взрыв. К небу поднялось грязное облако гари и земли. Старшина роты не удержался – он послал к месту взрыва двух связистов, чтобы те посмотрели, что же там произошло.
А на дороге произошло именно то, чего хотели все мы, солдаты. Танк наехал на спрятанное в земле взрывное устройство и подорвался. Он был изуродован и опрокинут, кверху торчали громадные скаты. Вся команда танка, состоящая из пяти человек, погибла.
За эту операцию комсомолец Назаров и его напарник-сапер были представлены к награде. Вскоре после этого случая наши части, прорвав оборону противника, ринулись на запад. Новые военные дороги звали нас.

  • Гончаренко
    Виктор Павлович

Дата рождения: 16.06.1924
Место рождения: Курская обл., Чернянский р-н, с. Чернянка
Наименование военкомата: Чернянский РВК, Курская обл., Чернянский р-н
Дата поступления на службу: 23.09.1941
Воинское звание: капитан
Воинское звание: ст. лейтенант; гв. капитан; лейтенант; капитан
Воинская часть
 864 самоходно-артиллерийский полк
864 лсап 37 А
201 танковая бригада
127 запасной стрелковый полк 33 запасной стрелковой дивизии
Дата окончания службы: 07.10.1955

Награды
 Медаль «За боевые заслуги»
20.07.1943
Орден Красной Звезды
17.05.1944
Орден Красной Звезды
07.09.1944
Орден Отечественной войны II степени
17.04.1945
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»


Ветеран Великой Отечественной войны Виктор Павлович Гончаренко  родился в 1924 году в слободе Чернянка. Участвовал в Великой Отечественной войне с сентября 1941 года. Служил в составе 864-го самоходного артиллерийского Бургасского ордена Суворова полка, в звании старшего лейтенанта, в должности комсорга батальона. Обеспечивал своей работой сплочения комсомольского коллектива и беспартийных в боях с немецкими фашистами. Виктор Павлович обеспечивал бесперебойную информацию личного состава о положении на фронтах, рассказывал об отличившихся в боях воинах.
Воевал на Брянском, Воронежском и других фронтах. Неоднократно был ранен. Его боевой путь: Подмосковье, Воронеж, Сталинград, Валуйки, Харьков, Днепр, Румыния, Болгария, Венгрия, Австрия.
Знойным летом 1943 года бил фашистскую нечисть на Курской дуге, вместе с боевыми друзьями освобождал Белгород, Харьков, форсировал Днепр. Со своей частью прошел, освобождая Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию.
Принимал участие в разгроме Будапештской группировки немцев, в боях на озере Балатоне в Венгрии, ходил со своими друзьями-танкистами по освобожденной столице Австрии – Вене. Радостную весть о победе встретил в Альпийских горах, близ города Санкт-Пёльтен.
За мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевого задания, Гончаренко В.П. награжден: двумя орденами Красной Звезды, Орденом Отечественной войны II степени, медалью «За боевые заслуги» и другими юбилейными медалями.
После войны работал учителем в школах района, а позже заместителем ди­ректора ГПТУ № 7.

Воспоминания

 участника Великой Отечественной войны

Виктора Павловича Гончаренко

Ветеран Великой Отечественной войны Виктор Павлович Гончаренко работал заместителем ди­ректора ГПТУ № 7. Капи­тан запаса. В годы войны прошел славный боевой путь, был несколько раз ранен, награжден многими медалями и орденами.
Почти всю войну я провел на фронтах. Здесь не было однообразных дней. Что ни день – то история. Менялась боевая обстановка, редели ряды товарищей, все яростнее разгоралась ненависть к непрошенным гостям – фашистам. Разве можно забыть первое боевое крещение? А оно было нерадостным. Бой. Первые убитые твои товарищи, а потом вынужденное отступление по родной земле.
За годы войны я исколесил много дорог, знал и горечь поражений, и радость побед. Сражался под Воронежем, участвовал в окружении группировки немцев под Сталинградом, в освобождении родных мест: Валуек, Волоконовки.
Знойным летом 1943 года бил фашистскую нечисть на Курской дуге, вместе с боевыми друзьями освобождал Белгород, Харьков, форсировал Днепр. Со своей частью прошел, освобождая Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию. Принимал участие в разгроме Будапештской группировки немцев, в боях на озере Балатоне в Венгрии, ходил со своими друзьями-танкистами по освобожденной столице Австрии – Вене. Радостную весть о победе встретил в Альпийских горах, близ города Санкт-Пёльтен.
Это один из самых памятных дней. Мы знали, верили, что день победы над врагом придет. И вот он наступил. Было как-то непривычно смотреть на мирно гудящие в вышине самолеты. Не надо было бояться теперь этого гула, можно было ходить, не пригибаясь, и не думая о том, что тебя может настичь пуля. Вспоминаю своих друзей. Мы все плакали и смеялись от радости. Да, трудно увидеть, как плачет мужчина, но тогда мы отдались своим чувствам. Мы не скрывали своих слез. Плакали, потому что остались живы, плакали по тем, кто не смог дожить до радостного майского дня, плакали оттого, что на земле снова мир, снова над головой голубое небо.

Освобождение Валуек от немцев.

Когда было завершено окружение большой немецкой группировки под Сталинградом, наша танковая бригада совместно с шестым кавале­рийским корпусом получила задание - совершить глубо­кий рейд в тыл врага, захва­тить станцию Валуйки и этим самым не дать фашистам вы­везти по железной дороге на­грабленные ценности. Я хоро­шо знал Валуйки. До войны бывал там много раз. Неуди­вительно, что возглавить ко­лонну, стать ее проводником было поручено мне.Знал я про это, меня охва­тила большая радость. Еще бы, ведь от Валуек недалеко расположена Чернянка, а там мой родной дом.
Позади остались десятки километров, Вейделевку мы взяли без боя. На рассвете подошли к Соцгородку и Пуш­карской слободе. Немцы не ожидали такого визита рус­ских солдат. Первое время они были растеряны, но по­том им все же удалось нала­дить оборону станции. Упор­нее всего они оборонялись в районе вокзала. Здесь у них стояли танки, была артилле­рия, в двухэтажных домах на­ходилось много пулеметных точек. Свинцовый дождь хлы­нул и с элеватора - пулеме­ты были и там.
 К этому элеватору тогда устремились наши тан­кисты. Танк, в котором я на­ходился, перейдя железную дорогу правее моста, был под­бит. II все же мы не растеря­лись. Сняв с танка пулемет, экипаж продолжал участво­вать в бою. Вот уже выбиты немцы из вокзала, вот уже в пакгаузе подняли руки более трехсот мадьяр, все реже до­носятся пулеметные очереди с элеватора. А вскоре и там фрицы нашли свою смерть. К десяти часам утра весь же­лезнодорожный узел и город Валуйки были освобождены. Мы одержали тогда крупную победу. Немцам не удалось вывезти, из Валуек награблен­ное.
Заняв Валуйки, советские бойцы отрезали фашистам путь к отступлению по желез­ной дороге.





  • Гончаров Г.

Воспоминания участника Великой Отечественной войны

Г.Гончарова – лейтенанта в отставке, уроженца с.Русская Халань


900 дней фашисты обстреливали и бомбили Ленинград, держали его в блокаде. Мне пришлось быть участником героической обороны города- героя. Прибыл я туда в первых числах декабря 1942 года по «дороге жизни» через Ладогу. В течение всего 1943 года пришлось защищать и укреплять оборону города.
В январе 1944 года наши войска пошли в наступление. Я со своей воинской частью участвовал в прорыве и снятии блокады в составе первой ударной армии под командованием генерала Федюнинского И.И. Наш 250-й особый саперный батальон 196-й Краснознаменной стрелковой дивизии принял участие в наступлении на Ораниенбаумском пятачке.
В ночь с 13 на 14 января, до 4 часов утра мы, саперы, строили КП командиру первой ударной. С заданием справились хорошо. К вечеру командованию армии стало известно, что противник решил зайти танками в тыл нашим наступающим частям. Наш саперный батальон получил боевое задание заминировать участок на правом фланге, где единственная дорога вела к нам в тыл, и по которой предполагалось движение вражеских танков.
Задание было весьма ответственное и секретное. От его удачного выполнения зависел успех ударной группировки в прорыве блокады на нашем участке фронта. Поэтому еще засветло было приготовлено все необходимое. На конные сани уложено 150 противотанковых деревянных мин (ПМД-5). Первая рота, которой командовал старший лейтенант Петров, сделала бросок на правый фланг лесом, чтобы не обнаружить себя противнику. Минирование участка было приказано взводу, которым командовал я.
Саперы моего взвода имели большой опыт минеров. За лето 1943 года они на Пушкинском направлении в третьем эшелоне поставили около 20 тысяч противотанковых мин.
На место минирования саперы прибыли в маскхалатах. Мною от командира части был получен приказ, где и как ставить мины. Их нужно было расположить в пять рядов на расстоянии 5 метров друг от друга в шахматном порядке. Определив направление минного поля, и, указав ориентиры, я дал задание каждой группе.
Мины подносили бойцы другого взвода. Вся работа проходила тихо, скрытно, чтобы себя не обнаружить. Противник, словно предчувствуя опасность, то и дело посылал в воздух осветительные ракеты. Пока они освещали мертвым светом минируемое поле, все замирало. А как только ракеты сгорали, и наступала темнота, работы возобновлялись. К тому же, передовые посты противника вели по ничейной земле неприцельный пулеметный и автоматный огонь. Так, соблюдая крайнюю осторожность и проявляя хладнокровие и мастерство, задание за час с небольшим было выполнено.
Наши труды не пропали даром. Утром 15 января группы немецких танков двинулись через нашу оборону. Вслед за ними шла пехота. Но, дойдя до минного поля, первые пять машин подорвались. Мины сработали отлично. Танкисты и пехота противника были накрыты огнем из всех видов оружия. Остальные танки повернули вспять.

Газета «Путь Ильича» №40 от 1980 г.



  • Гопалов
    Андрей Алексеевич
Дата рождения 1908
 Место рождения Курская обл., Чернянский р-н, Чернянский 1-й с/с
 Место призыва Чернянский РВК, Курская обл., Чернянский р-н
 Дата призыва 12.07.1942
 Воинское звание красноармеец
 Воинская часть
309 стрелковая дивизия
957 стрелковый полк 309 стрелковой дивизии (II)
724 стрелковый полк
 Награды
 Медаль «За отвагу»
Орден Отечественной войны I степени (2)
  Наименование награды: Орден Отечественной войны I степени
Номер документа: 46
Дата документа: 01.08.1986
Автор документа: Министр обороны СССР

Место захоронения
 Украинская ССР, Сумская обл., Тростянецкий р-н, с. Боромля

Из воспоминаний Гопаловой Валентины Семеновны

 о рядовом Гопалове Андрее Алексеевиче


Чем дальше уходят те великие события, связанные со справедливой, святой битвой нашего народа за свободу и независимость, тем больше желание увековечить в истории имя каждого воина, участника Великой Отечественной войны. Рассказ пойдет о моем свекре Гопалове Андрее Алексеевиче мудром, трудолюбивом, скромном человеке. До войны Гопалов Андрей Алексеевич работал кладовщиком на Красной мельнице. Был основным кормильцем большой семьи: мать, отец, незамужняя сестра и двое детей. Жили как все. Но вот грянула проклятая война. Гопалов А.А. был мобилизован в первые же дни, стал пехотинцем. Выжил в страшном аду войны и вернулся домой весь израненный. Рассказывать о военных буднях не любил: видимо воспоминания были очень тяжелые. Но, когда в гости заходили друзья по оружию, и в ход шли «боевые сто граммов», можно было услышать много подробных рассказов. Восстановить полностью весь путь рядового войны Гопалова А.А. я не могу, расскажу о наиболее ярких, на мой взгляд, эпизодах.
В первое же лето в 1941 году Гопалов попал в плен. Военнопленных согнали в лагерь в Белоруссии не далеко от города Витебск. С виду совсем неприметный воин, он все время анализировал обстановку, прикидывал, как можно убежать из плена. И придумал: когда бригада из пленных поедет за водой, он примкнет к ним, а потом, улучив момент, скроется в яме, из которой местные жители брали песок. Поделился своими соображениями с земляком из Малого хутора, но тот рисковать отказался. Однажды утром Гопалов осуществил свой план. Дежурившие на вышке фашисты что-то заметили, выпустили автоматную очередь, но беглеца не задело, и его не хватились. Дождавшись темноты, он постучал в крайний дом и попросил о помощи. Хозяйка была во дворе, не поднимая головы, сказала, чтобы мужчина шел к реке и там сидел тихо. За содействие пленным грозил расстрел всей семье, но не побоялась мужественная женщина оказать помощь попавшему в беду. Андрей Алексеевич до конца дней своих сохранил огромное чувство благодарности к белорусскому народу. К речке она принесла хлеба и мужскую одежду, так как полосатый костюм бежавшего был очень опасен. Женщина объяснила дорогу и предупредила, что двигаться нужно только ночью, иначе можно попасть в лапы фашистов с их быстроходными мотоциклами. Поблагодарив женщину, отправился в смертельно опасный путь домой. Целый месяц брел он на восток, питаясь дарами леса. Иногда сердобольные жители встречающихся сел давали хлеба и молока. Через месяц беглец добрался до села Ольшанка Чернянского района. Здесь был пост НКВД. Его задержали, документов нет, доказать что-либо не было никакой возможности. Гопалова поместили в тюрьму для выяснения обстоятельств. Кто-то об этом сообщил его жене. Буфетчицей при военной комендатуре работала Селеменева Александра. К ней и побежала насмерть перепуганная женщина, заливаясь горькими слезами. С кем и как был решен вопрос, мы не знаем. Но солдата Гопалова отпустили, дали справку о благонадежности и отправили на фронт.
 В 1942-1943 годах участвовал в Сталинградской битве. Запомнилась ему осень 1942 года. Расположились солдаты в окопах, ждали  – приказа о наступлении все не было. С вечера пошел дождь, а к утру ударил мороз. Вся одежда обледенела, но ни погреться, ни обсушиться было негде. Таких моментов он мог вспомнить множество.
После победы под Сталинградом полк, в котором служил рядовой Гопалов, перебросили под Курск. Много нескончаемых дней вгрызались воины в землю: прокладывали противотанковые рвы, траншеи для передвижения и укрытия сражавшихся. Когда в июле началось это беспрецедентное тяжелейшее сражение, его участники поняли, что такое ад. Днем было темно от взрывающихся снарядов, как в страшную грозовую ночь. Свекор был ранен в ногу. Кое-как перевязав рану, стал двигаться к полевому госпиталю. Судьба сохранила его и на этот раз. Оказав первую необходимую помощь, раненого направили в тыловой госпиталь, находившийся в Чернянке. Супруги нечаянно встретились снова.
Подлечившись, рядовой Гопалов снова отправился в действующую армию. Зимой 1943-1944 года он где-то подхватил тиф и был помещен в тифозный барак в городе Острогожске Воронежской области. Узнала об этом жена. Какие великие чувства руководили этой женщиной! Она собрала еду, мешок за плечи и в мороз двинулась пешком на Острогожск. Дошла, но кто же пустит в тифозный барак? Отдала часовым принесенные продукты, поплакала с такими же бедолагами, отправилась в обратный путь. Выдержал крепкий организм, выжил воин. Дней на десять его отправили домой подкрепиться. Побыл солдат дома, оставил беременной жену и снова на фронт.
Участвовал в Яссо-Кишеневской операции по освобождению Молдавии и Румынии, позже сражался в Венгрии. Был серьезно ранен в грудь, голову и лицо осколками от разорвавшейся рядом мины. Но сердце, легкое не были задеты; его отправили в госпиталь под Тбилиси. Подлечили, но многочисленные кусочки металла – следы этого ранения остались и прощупывались до конца жизни под кожей на лице, голове, как напоминание о подаренной жизни.
После ранения в действующую армию не вернулся, а поступил в распоряжение военной медицины и перевозил раненых в тыл.
Домой возвратился после окончания войны и с 1945 по 1965 годы трудился на Чернянском хлебоприемном пункте.
Шли годы, война отодвигалась все дальше. Но вот новое о ней напоминание и новый военный эпизод. Учился в 10 классе Гопалов Иван 1945 года рождения и подрался с парнем из параллельного класса. Здорово досталось нашему герою. А «победитель» похвастался дома отцу. Тот, услышав фамилию Гопалов и Ливенка, заставил сына идти на эту самую Ливенку и просить прощение у семьи Гопаловых. Оказалось, что во время войны Гопалов вытащил своего земляка-однополчанина на плащпалатке и спас ему жизнь. Об этом раньше мы никогда не слышали. Прожил Гопалов А.А. долгую жизнь: скончался от неизлечимой болезни в 1990 году в возрасте 82 года. Память об этом благородном, скромном, надежном человеке навсегда сохранится в сердцах родных. О его подвигах на военных дорогах будет рассказано каждому новому поколению семьи Гопаловых. И никогда не прервется связь времен.


  • Гопалов
    Никита Михайлович